Войти
СТРОКИ GameDevРассказыНаучная фантастика

Альберт

Автор:

Свет, цвет, запах, ощущения тела, влились в него стремительным и непонятным потоком. Чувства ошеломляли, но долгое время еще он не знал что такое «ошеломление» и просто впитывал в себя всё происходящее. Сколько длилось это состояние он не мог определить. Казалось, что прошла целая вечность прежде чем появилось ощущение времени. Время сразу же сжалось, сократилось и сразу же пришло осознание пространства. Разноцветные пятна слились в фигуры и формы, понимание и различение которых пришло мгновением позже. Удивление и ошеломление происходящим и его быстротой наступило сразу же, как только он почувствовал, что может испытывать удивление и ошеломление. Какое то время он висел неподвижно, но его застигнутый врасплох собственным появлением на свет разум сразу же начал лихорадочно познавать окружающий мир. Осознав свои пределы и ту границу, где начинался внешний мир он приступил к изучению и того и другого. Научившись различать чувства, мысли и эмоции, осознав себя  он приступил к изучению своего тела. Сокращение и расслабление конечностей и обратные сигналы приходящие от них безумно ему понравились и он решил было заниматься этим всё время, как в него новой волной шока полились воспоминания. Спрессованные знания, опыт и тени прошедших мыслей стерли без следа еще не успевшую сформироваться личность, заменив ее Альбертом.

Альберт перевалился через край и тяжело и неуклюже свалился в поток транспортировочной пены, которая мягко увлекла его вместе с тысячами таких же как он в пункты сборки. Вообще то автомат должен был сам автоматически опустить его в холодные объятия пены, но ему всегда нравилось опережать события. Воспоминания о процессе рождения улетучивались, как неприятный сон. С особенным облегчением Альберт всегда забывал о том, как исчезал, тот «пустой он», который заполнял его до приобретения своих воспоминаний. От этого у него всегда было омерзительное ощущение «убийства кого то разумного». Самое омерзительное в этом ощущении было именно то, что оно всегда возникало, хотя было абсолютно абсурдно, т.к. целью и смыслом жизни Альберта было именно убийство. Причем убийство именно разумных существ.

Бесконечная гонка вооружений и невиданные темпы научно-технического прогресса сделали войну к концу 22-ого века чрезвычайно изощренным видом человеческой деятельности. Давным-давно один великий полководец говорил «пуля – дура». Пули 23-его века могли бы и сами поспорить с ним на эту тему, если бы он был воскрешен с помощью имеющихся к тому времени технологий. Но слишком много времени прошло с момента его смерти и поэтому интеллектуальные пули серийного образца «Альберт-6» не могли высказать ему всё что они о нём и его высказывании думают своими позитронными мозгами. Менять траекторию полета, наиболее эффективно выбирать цель и место поражения, отличать «своих» от «чужих» - вот самое малое что могли делать эти смертоносные аппараты, размером не больше шмеля. Основное преимущество перед другими образцами патронов – наличие серийного  встроенного искусственного интеллекта военного образца, увеличивало их эффективность самым драматическим образом. Конечно решение таких задач было по силам и гораздо менее совершенным образцам интеллектуальных процессоров. Даже без настоящего искусственного интеллекта. Но дешевое серийное производство и сомнительные связи в высших чинах военного и промышленного аппаратов привели к тому, что Альберты оснащались именно микро-ИИ последнего поколения: особо прочным и отказоустойчивым чипом, изначально предназначенным для космических аппаратов для исследования других планет, «Эйнштейн-4».

С такими воспоминаниями Альберт подъехал к заряжающему устройству, где серия автоматов подхватила его с уютного ложа пены и зарядила в гильзу. После чего Альберт наконец то почувствовал себя полноценным патроном и предчувствуя несколько месяцев скучного отлеживания на складе в одной обойме с такими же угрюмыми молчунами, как и он сам поспешно отключился от внешнего мира.

Сигнал на пробуждение застал Альберта в одном из тех бесконечных внутренних диалогов, которые были заботливо предусмотрены создателями пуль как раз для таких случаев. Искусственный мозг в периоды бездействия, как и настоящий, изнывал от скуки и безделья. В то же время способа отключить на время поток сознания не нарушив тем самым внутреннюю структуру позитронного образа ИИ производители так и не нашли. Бывали даже случаи, когда пули по случайности оказавшись в одиночестве на долгое время потихоньку сходили с ума. Обоймы первых серий таких пуль спасались тем, что коротали время разговаривая друг с другом без умолку. Случались даже такие курьезы, как забастовки целых магазинов или даже психические расстройства некоторых боеприпасов, когда рядом расположенные патроны не сходились характерами. Терпение создателей пуль кончилось, когда в одном подразделении армии был обнаружен боевой магазин пули которого начали проповедовать одну весьма оригинальную религию пацифистического характера. На такое начальство уже не могло смотреть сквозь пальцы.  Неисправный магазин отправили в музей, а в каждый патрон отныне стали закладывать склонность к замкнутости и (чтобы он не сходил с ума от интеллектуального безделья) предрасположенность к бесконечным внутренним диалогам на никогда не иссякающие темы. Некая шизофреничность в таких диалогах была, но способ срабатывал без последствий. Альберт в этот раз обсуждал сам с собой смысл жизни. Несмотря на избитость вопроса он уже порядком втянулся в спор и уже почти загнал в угол одну свою половину. Но вопрос не зря назывался «вечным». Эта половина не без труда, но постоянно выкручивалась, сыпала новыми идеями и не сдавалась. Но даже вполне определенное ощущение того, что спор никогда не закончится не смущало Альберта – ведь именно таково было его предназначение.

Страницы: 1 2 Следующая »

#=a=l=x=

27 января 2006 (Обновление: 11 мар 2006)

Комментарии [12]