Войти
ФлеймФорумОбщее

Литература. О различиях между качеством и вкусом. (2 стр)

Страницы: 1 2 3 423 Следующая »
#15
(Правка: 20:06) 20:03, 4 апр. 2020

Fantarg
> А на своей сайте, в разделе "моя половая жизнь", фото коня со членом большим (и та самая задница)
Так это на сайте, а не в профиле! В разделе картинок я там собрал ребус "На каждую хитрую задницу с лабиринтом найдётся лошадиный член с путеводителем." А поскольку моя задница выглядит не очень, то пришлось в интернете найти.
Fantarg
> В этом и суть, что это для тебя имеет важность выложить опусы на свалке, как достижение!
Важны две главные вещи. Первое: начать и закончить. Второе: донести хоть куда-то и до кого-то. Можно вложить сотню килобаксов и раскидать по всем книжным магазинам. А зачем? Продажи окупят расходы или таланта прибавится?
Fantarg
> ...за неимением ни таланта ни умения.
А чем ты можешь доказать или хотя бы подтвердить это утверждение? Кроме лично мне твоя писанина не нравится.
beejah
> Блин, я пошел в фан его сайт пиарить.
Забанят! Как есть забанят!
refroqus
> да и дюма, дойль, лавкрафт, пристли писали коммерцию. только вот уровень другой. правда и чтение было доступно в больше мере людям образованным. а это накладывало некоторый отпечаток, что прадва не мешало и тогда всякому трешу типа дамских полупорнороманов
Тогда и книги были не такие доступные как сейчас, относительные цены были довольно высокие, поэтому читали те, у кого были на это средства, которые были у людей хоть немного в большинстве своём грамотных.


#16
(Правка: 20:08) 20:07, 4 апр. 2020

Алексей Патрашов
> Забанят! Как есть забанят!
За что? У Донцовой дворецкие кучу народа загубили, ее же не банят.

#17
20:08, 4 апр. 2020

beejah
> За что?
За распространение на форуме бреда.

#18
20:09, 4 апр. 2020

Алексей Патрашов
> За распространение на форуме бреда.
Это как посадить за разбавление мочи мочой.

#19
(Правка: 20:18) 20:16, 4 апр. 2020

beejah
> Это как посадить за разбавление мочи мочой.
Так и запишем: разбавлял на рынке лошадиную мочу ослиной и продавал под видом лошадиной.
Модераторы усмотрят связь между своей работой и деятельностью одного из моих главных героев. Одного даже отрывка хватит.

Киамит не останавливаясь посмотрел по сторонам, оглянулся назад несколько раз и ускорил шаг. Очередной поворот и Киамит скрылся из вида окончательно. Шенвех на цыпочках просеменил дальше на полусогнутых ногах в дешёвых мягких обмотках на одни ступни, радуясь, что по своей бедности не носил слишком дорогую для бедняков обувь с твёрдой и скрежещущей на камнях подошвой. Ещё несколько шагов, поворот, пустая улица впереди, голые стены вокруг и больше ничего и никого, точнее почти ничего, кроме скрючившегося возле стены пополам и схватившегося за свою промежность Киамита.

От внезапно нахлынувшей радости Шенвех даже забыл про всякую осторожность. Это же надо, чтобы ему и вдруг столь крупно повезло! Ну всё, тварь! Теперь ты сдохнешь! Невероятно хотелось ещё и помучить проклятого выродка. Точнее, неистово хотелось! Но это было бы слишком рискованно. А вдруг сюда забредёт стража? Шенвех быстро вытащил нож из-под полы и для устойчивости широко расставив ноги начал примериваться, как бы получше нанести первый удар.

Удар носком ноги сзади пришёлся прямо в его мошонку. От боли он едва не обгадился, по ноге потекла горячая жидкость, а всё тело свело так, что теперь он только и мог, что держатся руками за мокрые между ног штаны, скорчившись почти в том же самом положении, в котором он только что видел Киамита. Он только сейчас постепенно начал осознавать всю серьёзность им допущенной ошибки.

— А теперь, два придурка, вы поскачете бегом. — раздался строгий голос за спиной Шенвеха. — И не вздумайте попытаться убежать!

С этими словами человек с невероятной ловкостью связал им руки за спиной, а потом в двух местах привязал левую ногу Шенвеха к правой Киамита. Бежать в таком положении было невыносимо неудобно, болели яйца и вся промежность, ноги заплетались и разогнуться получалось только с трудом. Они не столько бежали, сколько спотыкаясь и едва стоя на ногах ковыляли вперёд в указанном направлении. Иногда неизвестный, которого ни один из них в уже начинающихся сумерках толком не успел рассмотреть, толкал их направо или налево, пока они сами окончательно не перестали понимать, где находятся.

Они остановились в глубине запутанных улиц трущоб Нижнего Города. Неизвестный толкнул их на землю и стал перед ними. В темноте видно было плохо. Перед ними стоял среднего роста не очень широкоплечий человек в простой свободной одежде и глубоком капюшоне на голове. Слегка попинав их в грудь ногами человек заговорил.

— Люди, которых я здесь и сейчас представляю, не хотят, чтобы вы поубивали друг друга. Более того, эти люди не хотят, чтобы убили вас обоих или даже одного из вас. А поскольку вы оба уже показали всем, на что способны, то я принял решение вас помирить раз и навсегда.

Киамит и Шенвех слушали раскрыв рот, слюни текли с подбородка, между ног продолжали болеть отбитые яйца. Сознание возвращалось медленно, зато неотвратимо. По своему богатому, для пятнадцати лет, жизненному опыту они оба знали, что никому не нужны, и если кто-то их вдруг от чего-то безвозмездно спасает, значит готовится что-нибудь особенно подлое, но что именно — понять они ещё не смогли.

— Хотите, я скажу вам, что понравилось у вас обоих тому важному господину из Верхнего Города, который вас недавно для чего-то собирался нанимать или только одного из вас? — задал человек им вопрос и тут же сам на него и ответил. — Ваши пухленькие, кругленькие детские зады с ещё не рваными и не растянутыми от слишком частого использования не по назначению девственными дырочками! Вы бы хоть спрашивали сначала, на что нанимаетесь, перед тем как наниматься!

Незнакомец возвышаясь над ними в подробностях рассказывал им, что каждого из них ожидало в доме господина из Верхнего Города.

— Да ладно! Всё лучше, чем здесь крыс тощих жрать! — возразил первым опомнившийся Шенвех. — А дырка поболит и перестанет!

— Крыс жрать здесь можно хоть всю оставшуюся жизнь, а богатые люди надоевшие игрушки выбрасывают. Я понятно намекаю?

— Понятней некуда — в Нижнем Городе часто убивают не спрашивая и закапывают не разыскивая, кто жителя убил, а мёртвые славятся молчанием и неразговорчивостью. Но это не повод беспокоиться.

— Своей вознёй вы привлекли к себе много ненужного внимания и вас теперь нескоро забудут. У бедняков слишком хорошая память.

— Ну и что? Кому мы оба нужны? Мы же из Нижнего Города!

— Вы и здесь никому задаром не нужны, но господин из Верхнего Города не забыл, что хотел вас нанять. Вы успели наговорить слишком много и привлекли к нему лишнее внимание. Могут пойти слухи.

— Про нас послезавтра все уже забудут. — заговорил уже Киамит.

— Вы распустили ненужные слухи, а господа их не любят.

— До Верхнего Города отсюда слухи дойдут нескоро.

— Это свет распространяется мгновенно, а слухи — намного быстрее. — оборвал Киамита незнакомец, теряя последнее терпение.

— И чем это нам грозит? — снова не удержался Шенвех.

— Вам — ничем. Вас только убьют и для вас всё закончится. Меня это не сильно расстроит — я уже готов убить вас обоих.

— А зачем ты нас тогда спасаешь? — спросил глупость Киамит.

— Для тупых я повторяю дважды! Очень важный Господин желает, чтобы вы оба остались живы. Это понятно? Или повторить?

— Да. — соврал Шенвех, но незнакомец заметил.

Он подошёл к Шенвеху сзади, упёрся согнутой ногой ему в шею и сложил почти пополам. От боли в сухожилиях под коленками Шенвех взвыл. Человек слегка пригнулся и ударил Шенвеха костяшками большого, твёрдого кулака под лопатку. Шенвех дёрнулся и заскулил.

— Больно, правда? — спросил незнакомец.

— Нет! — зарычал Шенвех и тут же получил под лопатку ещё раз, но уже гораздо уже сильнее — Хватит бить! Больно! — взвизгнул он с прослезившимися от пронзившей всё тело боли глазами.

— Тогда продолжаем разговор. Если вы втайне думаете, что я уйду, а вы благополучно прикончите друг друга или один другого, то вы оба сильно заблуждаетесь. Тому господину вы оба больше не нужны, я об этом уже позаботился. Ещё я не забуду позаботиться о том, чтобы любой из вас, выживший после драки с поножовщиной, немедленно был схвачен стражей, обвинён в убийстве и поднят на крюки.

— Оставь нас, падла! Мы жить хотим! Отстань от нас, паскуда! — Киамит не выдержав напряжения внезапно сорвался на крик.

Незнакомец пнул ногой в грудь Киамита, опрокинув его на спину и наступил на грудь ногой всем своим немалым весом. Киамит хрустнул и начал задыхаться. Незнакомец время от времени молча посматривал на него сверху вниз, потом убрал ногу и продолжил.

— В следующий раз наступлю между ног. — предупредил он их. — Вы оба уже мертвы, просто вы ещё этого не поняли. Вы не нужны никакому господину и вы оба знаете излишне много. Теперь вы должны замолчать навсегда, оба. Так понятно? Или ударить ещё раз?

— Мы спрячемся. Теперь ты нас отпустишь?

Человек замахнулся было ногой, но передумал.

— Вы не спрячетесь. Вы не умеете прятаться. Вы, может быть и не зарежете друг друга, но вас очень скоро найдут и прикончат.

— Я так понимаю, что дело было не в наши миленьких детских попочках? — ехидно заметил Шенвех. Две попки лучше, чем одна!

Человек ненадолго задумался, будто принимая решение, посмотрел на них двоих, ещё немного подумал и мрачно глядя на обоих ответил:

— Никакой работы для вас никогда не было, никакой слуга никому не был нужен, никогда никто не набирает слуг из нижних городов, никогда никто не устраивает соревнований между возможными работниками, никогда никто из господ не ищет себе слуг самостоятельно. Вас обоих выбрали для того, чтобы один из вас убил другого, а выживший должен был стать… Впрочем, это уже неважно. Вы и так очень много знаете, чересчур много, с такими знаниями вы и месяца не проживёте в Нижнем Городе. Сейчас важно не дать убить вас обоих.

— А кому и зачем это понадобилось? Мы же нищие! — недоумевал Киамит. — Кем в Империи может стать простой никчёмный нищий?

— Всего лишь императором в этой Империи.

#20
20:16, 4 апр. 2020

Киамит и Шенвех переглянулись. Это заявление неизвестного было больше всего похоже на дурацкую шутку или на откровенный бред, но говоривший слишком уж не был похож на сумасшедшего.

— Я предупреждал — в правду вы всё равно не поверите. В правду не всегда проще поверить, чем в открытую ложь. Но если бы вы были грамотными, то легко заметили бы, что за все многие тысячелетия существования Империи последние две или три тысячи лет прошли без единого потомственного императора. Вас это не насторожило?

— Зачем? Зачем делать императора из нищего? — не унимался Киамит. — Мало что ли в Империи богатой знати?

— Знать в этом вопросе ничего не решает, как и толстосумы. Императора выдвигают по своему решению очень влиятельные люди из его будущего окружения, чтобы он делал именно то, что им надо. Император выбирается имперским советом. Всё остальное — просто шумиха для развлечения толпы. А для того, чтобы новый император сам делал всё нужное им, он должен быть определённым человеком, а такого человека найти можно только среди как раз лучших из худших и только в определённом возрасте, то есть предпочтительно из числа бедноты в Нижнем Городе и примерно из юношей вашего возраста.

— Ничего себе… — начал было Шенвех, но заткнулся.

— А в чём тогда подвох? От чего тогда нас надо спасать? — не дал ему договорить Киамит, ещё не понимая услышанного до конца.

— В том, что избранных всегда несколько десятков тысяч, а в конце должен выжить из них только один. Каждый избранный должен обязательно убить одного другого избранного, а потом ещё и ещё. И так до тех пор, пока из всех не останется единственный избранный, который и станет императором. Теперь до вас дошло, куда вы влезли?

— И ты после этого хочешь, чтобы один из нас не убил другого? У нас, в Нижнем Городе, убивают за место мусорщика! не говоря уже за возможность стать императором! — заорал и задёргался Шенвех.

— Но и это ещё не всё! — Шенвех сразу же заткнулся. — Когда начинается испытание среди избранных, обязательно каждого из наиболее подходящих из них проверяет предсказатель, чтобы убедиться, что из тех может получится действительно именно такой император, который был нужен имперскому совету. И всех, не прошедших проверку в должной мере, во время испытания убивают в первую очередь.

От слишком резкой догадки Шенвеха и Киамита замутило. За годы жизни в Нижнем Городе им случалось побывать в разном дерьме, но в такое им удалось вляпаться впервые. Первым очухался Киамит.

— И мы оба не прошли проверку предсказателем… — произнёс он медленно и тихо. — А если предсказатель ошибся?

— Никого не волнует! Вас уже приговорили.

— А я всегда считал всех этих рыночных предсказателей и площадных пророков просто самыми обыкновенными мошенниками и проходимцами! И больше никем! — выпалил от возмущения Шенвех.

— Не все они такие, хотя и многие, иначе бы мы сейчас не разговаривали, а вас не было бы в живых уже несколько часов. Наверняка и к тому месту, где я вас выследил, уже кто-то шёл.

— А сюда сейчас никто не идёт? — забеспокоился Киамит.

— И сюда скоро придут, поэтому вы начинаете скрываться.

— Это мы умеем, я даже одно время хотел в разбойники податься и уже собрался было, но передумал. — обрадовался Шенвех.

— И слава подвигов Хоншеда вам жить спокойно не даёт? — не то спросил, не то утвердительно заявил человек.

— А это кто? — спросил Киамит с недоумением.

— Вам лучше не знать — подольше проживёте.

— А зачем ты нас тогда сейчас так бил, если пришёл спасать? — от недоумения происходящим возмутился Шенвех.

— Я бы извинился, но это будет неискренне. Вы же оба до предела бестолковые и без побоев до вас не доходит, как хорошо ни объясняй. А жестокость это единственное средство управления дикарями.

— Мы — не дикари! — неожиданно для себя завопил Киамит.

Человек молча расстегнул штаны и прицельно помочился прямо на лицо Киамита, стараясь попасть в глаза. Жидкость попадала в ноздри, стекала с лица и подбородка на грудь и текла по шее. Киамит пытался вертеть головой и уворачиваться, кривился, сопел и отплёвывался, но надолго увернуться от струи в лицо ему не удавалось.

— После высказывания следующей глупости заставлю жрать ваше собственное дерьмо. — спокойно предупредил человек.

— Мит, заткнись уже! Сделай мне одолжение. — неожиданно обратился к Киамиту Шенвех. — Шутки кончились и под лопаткой болит.

— Вот видите, вы уже начали договариваться. — подметил человек радостным голосом. — Ещё немного и вы подружитесь.

— Никогда! — получилось у них произнести почти хором.

Человек стянул штаны с Киамита и схватив Шенвеха за голову прижал его лицом прямо носом в щель между половинками.

— Вот это — вечно грязный, неделями не мытый и смердящий зад нищего! Это место, в глубине которого вы оба сейчас находитесь! И я заставлю вас из этого места вылезти потому, что мне так надо, потому, что я так решил, потому, что я так захотел! И если я прикажу вам друг с другом дружить — вы будете друг с другом дружить. И если я скажу вам друг у друга члены сосать — вы будете друг у друга члены сосать. Прикажу вам друг у друга щели в задницах лизать — будете лизать. И мнение ваше можете оба засунуть себе или друг другу в зад!

Человек отпустил Шенвеха и тот завалился на бок отплёвываясь.

— Мит, мылся бы ты хоть иногда! Хотя бы местами! Смердишь как мертвец! — Шенвех кривился и строил рожи, пытаясь не чувствовать отвратительный запах своего лица. — И дерьмом воняешь!

— Себя обнюхай! — огрызнулся Киамит.

— Как мило! Друг другу попочки помойте! С мылом! Потом, когда из этого дерьма вылезете. Вы ничего не забыли, почему вы здесь?

— Невозможно погасить ненависть, которая стала смыслом жизни. Если ты хочешь нас помирить, то применяешь для этого весьма странные способы. — заметил Шенвех поглядывая на Киамита.

— Цель иногда важнее способа её достижения! И если бы не ваши безграничные глупость и тупость, то всего этого вообще не было бы.

— Это не я начал первым, а Шенвех! — только это и успел сказать Киамит, когда человек ударил его носком ноги прямо в живот.

— Во всех своих бедах в первую очередь надо винить себя! Только себя! Поняли? Другим говорить можно что угодно, а себе — правду и только правду! Каждый из вас лично виноват в первую очередь, а другой — только во вторую. Когда вы это поймёте — всё изменится.

— Он хотел меня убить! Я ему этого не прощу! — начал упираться Шенвех уже ожидая удара куда-нибудь в чувствительное место.

— Лучше умереть, чем уступить! — присоединился к нему Киамит.

— Злопамятность — удел избранных. А вы не избранные — вы ни то, ни сё. Вы даже друг друга убить не смогли! Только собирались.

— Да я бы его убил, если бы ты не влез! — очухался Киамит.

— Когда ты хочешь кого-то убить, то ты идёшь и убиваешь, а не хочешь сначала схватить, всё сказать, а только потом убить.

— А чего же я тогда хотел? — уже недоумевал Киамит.

— Тебе виднее. Твои желания — тебе и распутывать.

— У меня нет никаких других желаний — у меня не такая хорошая жизнь, чтобы хотеть чего-то, кроме как поесть и то не досыта.

— Если жизнь вообще не задалась, то это значит, что её пора заканчивать. Ты это хотел сказать? А попутно, по-возможности, прихватить всех своих врагов, чтобы не так обидно было? Мысли о самоубийстве появляются у всех, просто некоторые слабовольные оказываются не в состоянии с ними справиться. Вроде вас, например.

— Это Нижний Город! Здесь трудно даже год прожить без приключений. Тебе этого не понять, если ты сам тут ищешь приключения.

— Я не ищу приключений — они меня сами находят. — на лице человека отразились раздосадованность и раздражение.

— То-то я и вижу, как они тебя нашли. Если ты сам…

Договорить Киамит не успел. В глубине улицы проступили очертания идущего к ним высокого человека в просторной одежде. Все трое уставились на идущего к ним уверенным шагом и внезапно только что пинавший их ногами незнакомец в капюшоне бросился развязывать и освобождать им руки. Не дожидаясь долгих объяснений Шенвех и Киамит в четыре руки принялись помогать ему развязать свои ноги.

— Бегите, скройтесь как можно дальше и держитесь вместе. Я сам вас потом найду, когда всё закончится. — тихо прошептал он им и уверенно двинулся навстречу приближавшемуся к ним неизвестному.

Едва ли не держась за руки Шенвех и Киамит побежали по улицам прочь, сворачивая как можно чаще и выбирая направления, где улицы были поуже, покривее и потемнее. Человек высокого роста в просторной одежде подошёл к человеку в капюшоне, внимательно рассмотрел его с ног до головы сверху вниз и удовлетворившись осмотром с издевательской ухмылкой произнёс как будто заранее зная ответ:

— Так вот чем занимается королевский посланник вместо поисков новой жены для своего короля. Удивительно, не так ли?


Один в один тема "Общее модераторское сообщение"!

#21
(Правка: 20:20) 20:17, 4 апр. 2020

Алексей Патрашов
> Так это на сайте, а не в профиле!
Она на твой сайт перебралась с твоего здешнего профиля.
> А поскольку моя задница выглядит не очень, то пришлось в интернете найти.
Это была именно твоя. Ты где-то даже сам хвастал об этом. Да фото не гуглилась, кроме как сюда!
> А зачем?
А зачем ты пишешь вопросы и ответы, когда речь про другое?
> А чем ты можешь доказать или хотя бы подтвердить это утверждение?
Этот сайт и придуман для таких, ты просто не в курсе. А про тебя лично, так ты тут много в свое время чудил. Многие помнят:) И графоманию твою и незнания твои. Был бы талант (и/или умения), давно бы тебя напечатали в нормальных издательствах, не находишь? Бесплатно, кстати.

#22
20:18, 4 апр. 2020

Алексей Патрашов
Ну у тебя там реально на 282 нарыть можно, лол.

#23
20:24, 4 апр. 2020

Fantarg
> Она на твой сайт перебралась с твоего здешнего профиля.
Не с моего, я хорошо помню, где нашёл.
Fantarg
> Это была именно твоя. Ты где-то даже сам хвастал об этом.
Не моя, к сожалению, свою я так и не наприседал до такого состояния.
Fantarg
> Был бы талант, давно бы тебя напечатали в нормальных издательствах, не находишь?
Отсюда прямо должен последовать вывод, что если Маринину и Донцову печатают бесплатно, то это у них талант? Речи Брежнева тоже тогда если печатали, значит у него был талант? Или твоя оценка сводится к сбору мнений издательств? Если не печатают, значит графомания. Тогда это не своя оценка.
beejah
> Ну у тебя там реально на 282 нарыть можно, лол.
Там их гораздо больше можно сейчас найти.

#24
20:26, 4 апр. 2020
Алексей Патрашов
> Ваши пухленькие, кругленькие детские зады
> — А дырка поболит и перестанет!
Ух, так ты озабоченный? Больная тема?
Неспроста значит и фото задницы голой твоей, и прочие твои старые сообщения на форуме
#25
(Правка: 20:29) 20:28, 4 апр. 2020
Алексей Патрашов
> свою я так и не наприседал до такого состояния.
Вот именно что-то такое ты и писал, что мол все же удалось заснять:)

Алексей Патрашов
> Отсюда прямо должен последовать вывод
Это твой вывод.
> Маринину и Донцову печатают бесплатно
Ой ли? Мало того, что там были вложения, так и писали люди из издательства.

> Если не печатают, значит графомания.
Печатают графоманов больше, чем писателей и литераторов нормальных. Ты не туда думаешь.

#26
(Правка: 20:55) 20:37, 4 апр. 2020

Fantarg
> Это была именно твоя. Ты где-то даже сам хвастал об этом. Да фото не гуглилась, кроме как сюда!
Не тем ищешь! Яндекс.Картинки выдаёт сразу пять источников.
Fantarg
> Ух, так ты озабоченный? Больная тема?
Нет, не больная. Меня просто уже так бесит современное общество, с одной стороны вопящее про извечные древние, античные ценности, а с другой вцепившееся в девятнадцатый век. При этом хвалёные защитники древности не вспоминают про торговлю детьми в античности на рынках, узаконенную педофилию, выдачу замуж в средние века с двенадцати лет. Прямо никогда такого не было как сейчас и вот опять. Бесят! Но классики об этом старались не писать и в школьные учебники по истории кроме работорговли ничего не попадало. Всё было хорошо, только бедно и чума иногда мешала. Очень хочется всех современных борцов за нравственность и прочих отправить в средние века, не говоря уже про античность и пусть поборются там, если выживут.
Я понимаю, что когда близится очередной мировой капец, лучше всего политический капитал делается на заботе о детях в мирное время. О чьих детях, мы лучше промолчим. Но допущенные до власти борцы за нравственность ещё никого ни до чего хорошего не довели. А девятнадцатый век с его маминьками и папиньками закончился с небольшим опозданием двумя крупнейшими мировыми войнами так, что мало никому не показалось.
Fantarg
> Ой ли? Мало того, что там были вложения, так и писали люди из издательства.
Fantarg
> Печатают графоманов больше, чем писателей и литераторов нормальных.
И какой вывод? Получается, что раз печатают графоманов больше, то был бы я графоманом и меня бы тогда напечатали?

#27
(Правка: 21:03) 20:55, 4 апр. 2020

Алексей Патрашов
> И какой вывод?
А вывода не было, было о фактах.

> Получается, что раз печатают графоманов больше, то был бы я графоманом и меня
> бы тогда напечатали?
Тебя бы напечатали, если бы был достоин этого (твое умение или твой талант). Графоманов же печатают и неплохо. А раз тебя не печатают, значит ты даже не графоман - не дотягиваешь до публикации. Есть графоманы, которых публикуют и есть графоманы которых не печатают, ибо не дотягивают даже до уровня графомана печатающегося.

В общем, представь, что у графоманов тоже есть разряды (умения и талантливость), прежде чем они смогут стать литераторами (или так и не станут). Пусть будет 6 разрядов. У тебя по всей видимости 1й или 2ой разряд, как начинающего мечтателя. Если сравнить с кулинарией (умение готовить и профпригодность аки повара), то это как кухонный работник - картошечку почистить, посуду помыть. Будет 3й - салатики порезать, в помощь на кухне (если издатель/столовка не самое дно, ибо дно может позволить получше позицию в должностных обязанностях)

#28
21:04, 4 апр. 2020

Fantarg
Твоя точка зрения теперь для меня понятна. Оценка составляется не личная по прочитанному, а по сбору общей оценки, скажем, специалистов, пусть будет критиков издательств. Если никто не оценил в издательствах, следовательно нигде не напечатали, следовательно графомания и бред низкого уровня и нечего тратить на это чтение время. Логика для менеджера как раз самая подходящая, но не для литературного критика или редактора.

#29
21:05, 4 апр. 2020
Алексей Патрашов
> Яндекс.Картинки выдаёт сразу пять источников.
Это сейчас, не правда ли? А не тогда
Страницы: 1 2 3 423 Следующая »
ФлеймФорумОбщее