Войти
Игровая индустрияНовостиСобытия

Что есть игра в рамках разбирательства Apple и Epic Games.

Автор:

В судебном разбирательстве Epic против Apple на вопрос, что такое игра, пытались ответить адвокаты сторон. Обе стороны спорят об определении в зависимости от того, что соответствует их целям, с некоторыми действительно причудливыми объяснениями, которые теперь официально являются частью протокола суда.

Для генерального директора Epic Тима Суини (Tim Sweeney) Fortnite — это не игра, а метавселенная, «феномен, выходящий за рамки игр». Для директора по маркетингу Apple Тристана Космынки (Trystan Kosmynka) Roblox — это не игра. Это «удовольствие», потому что (как мы все знаем) игры «имеют начало и конец и сопровождаются задачами разного уровня сложности».

Если Fortnite и Roblox не игры, то что же тогда игры, и что об этом думают некоторые разработчики, издатели и специалисты игровой индустрии?

Бренда Ромеро (Brenda Romero), генеральный директор Romero Games, считает, что «существует столько же определений игр, сколько существует разработчиков игр. В играх участвует игрок, действующий в рамках предоставленных правил, установленных для достижения цели. Игры могут не иметь конца. У D&D его не будет. Если остановить Ticket to Ride раньше, чем появился победитель, делает ли это то, во что мы играли до этого момента, не игрой? Конечно, нет».

Меган Фоксу (Megan Fox), генеральному директору Glass Bottom Games, представляется экстравагантная картина, что «игра — это своего рода ящик, в который ты кричишь или нет, в зависимости от настроения. Если ты чувствуешь себя лучше после того, как закричал в ящик, это уже достижение».

Филип Оливер (Philip Oliver), управляющий директор Panivox, говорит, что «игра — это развлечение, которое предлагает игрокам выбор, сам процесс меняется в зависимости от сделанного выбора. Теперь очевидно, что существует множество переменных, включая качество, жанр, количество игроков, скорость, графику, типы управления, типы отображения и так далее. Абсурдно предполагать, что Minecraft или Roblox не являются играми. Несомненно, такое заявление подрывает доверие к человеку, компании и стороне, которые это сказали».

По мнению Джона Ингольда (Jon Ingold), соучредителя Inkle, «игра определяется тем, что в ней участвуют игроки, а не зрители или читатели. Игроки действуют в рамках набора правил без последствий для реального мира: таким образом война никогда не является игрой; азартные игры на деньги — это всего лишь игра, пока она не станет зависимостью, и вы не потеряете все свои деньги; любовь — это  игра, пока вы не потеряете свое сердце. Шахматы — это не игра для моих детей, потому что это слишком скучно, чтобы запоминать правила. Опыт вовлеченных людей решает, является ли что-то игрой или нет».

Паоло Перчини (Paolo Percini), основатель Molleindustria: «Ну, я сделал веб-сайт именно об этом. Это случайный генератор, основанный на различных канонических определениях из области игровых исследований (был большой спор в начале и середине 2000-х годов). Это немного похоже на сатиру, но на самом деле, я к этому отношусь довольно серьезно: что, если бы определение нелинейной, основанной на правилах, культурной формы было возможно только с помощью нелинейного, основанного на правилах утверждения? Людвиг Витгенштейн виртуозно использовал игры, чтобы объяснить свое представление о семейном сходстве. Игры, могут означать все, от настольных игр до спорта, от видеоигр до игр в альтернативной реальности (ARG), не имеют многих основных функций, но, скорее, они связаны рядом перекрывающихся элементов сходства. Подумайте о концептуальной сети, в которой фантастический LARP связан как с футболом (игра на поле), так и с настольной ролевой игрой, а последняя связана с WoW и монополией. У футбола и WoW может быть не так много общего, кроме того, что они управляются по правилам, но мы сразу узнаем их как часть одной семьи. При этом рецепт кулинарии может иметь правила, а итог принести удовольствие, но он гораздо менее связан с игровой областью, поэтому называть его «игрой» было бы не совсем правильно».

В представлении Майка Бителла (Mike Bithell), основателя Bithell Games «Игра — это как разновидность птицы, которую разводят для развлечения или спорта. Как вегетарианец, я чувствую в этом, что-то уродливое и, честно говоря, считаю это довольно странным занятием. Моя любимая игра — куропатка».

Сэм Барлоу (Sam Barlow), режиссер, рассуждает, что «Игра — это любое развлечение, предполагающее участие. Обычно существуют правила, которые помогают направлять аудиторию, так что это не просто случайность. Видеоигры — это игры, которые вращаются вокруг цифровых технологий, и самое классное в них то, что большинство правил обрабатывает компьютер. Таким образом, участник может полностью погрузиться в себя, и все становится более интуитивно понятным. В самых лучших видеоиграх создается волшебство. Наблюдение за полемикой дорогостоящих юристов в рамках громкой корпоративной ссоры — не является ни игрой, ни магией».

Лисия Прен (Licia Prehn), специалист по развитию опыта у игроков в Next Games, считает «Игру желанием сердца. Игра похожа на то, как приобретаются друзья по пути».

Для Дэна Маршалла (Dan Marshall), основатель Size Five Games, «это всегда похоже на вопрос с подвохом, потому что какие бы параметры вы бы ни выбрали, какой-нибудь умный всезнайка набросится на вас с «АГА, но как насчет этого или того??! По вашему блестящему определению, это что не игра вовсе?» и вы чувствуете себя совершенно глупо в том, что вам казалось вполне очевидным. Я думаю, что самое основное описание игры — это программное обеспечение, которое часто принимает постоянного игрока и вводит изменения информации, отображаемой на экране. Как только вы начнете добавлять такие вещи, как победу или поражение, вы, вероятно, сбросите со счетов целую кучу впечатлений, которые обязательно должны подпадать под определение «видеоигры». Какой-нибудь умник укажет, что нажатие кнопки «play» на Netflix технически является игрой».

Ян Ливингстон (Ian Livingstone), соучредитель Hiro Capital, говорит, что «видеоигра — это цифровая форма игры, естественное человеческое времяпрепровождение, которое бросает вызов, развлекает, волнует и вознаграждает игроков множеством способов».

Марк Бэклер (Mark Backler), основатель Sketchbook Game, размышляет: «Лучшее определение игры, которое я знаю, — это определение Рафа Костера (Raph Koster) из его книги «Теория удовольствия в игровом дизайне» (Theory of Fun for Game Design), которое, как мне кажется, является добровольным преодолением ряда ненужных препятствий. Похоже, что основная суть была взята из книги 1978 года под названием «Кузнечик: игры, жизнь и утопия». Я думаю, что независимо от вашего понимания, лучше проявлять гибкость в определении слова игра».

Джесси Шелл (Jesse Schell), генеральный директор Schell Games, определяет игру так: «Игра – это деятельность по решению проблем, к которой можно подходить в игровой форме».

У Рауля Рубио (Raul Rubio), генерального директора Tequila Works, такое мнение на этот вопрос: «Игра, с точки зрения видеоигр, представляет собой комбинацию игрушки, развлечения, искусства и инструментов в форме интерактивного опыта. Традиционно игры были соревновательными, сложными, основанными на навыках, а их повествование было просто визуальной поддержкой. Но игры также были чисто повествовательными приключениями, основанными на вашем воображении, и, конечно, мы знаем, что некоторые игры представляют собой чисто художественное идущее изнутри деконструированное и абстрактное погружение. Вы знаете, что некоторые игры бесконечны и не имеют конца, а некоторые не имеют начала. И определенно, в некоторых играх вовсе нет проблем. То, что отличает игру от других аудиовизуальных средств, таких как театр, кино и так далее, — это интерактивность. Здесь нет пассивной аудитории, но есть активные участники. Вы наслаждаетесь опытом и получаете удовольствие. Это может быть весельем, страхом, смехом или любой смесью эмоций, основанной на вашей реакции. Вот почему даже интерактивные фильмы на лазерных дисках считались играми. Вот почему настольные и карточные игры являются играми, а мы называем видеоигры просто играми, потому что в игре всегда речь идет о взаимодействии с системой или другими людьми. И не имеет значения Пасьянс ли это, Уно или Монополия. Все зависит от вашего воображения».

Стив Гейнор (Steve Gaynor), соучредитель Fulbright, заявляет: «игра — это система правил, в которую вы вовлечены для получения удовольствия».

Кент Гэмбилл (Kent Gambill), руководитель студии Winterborn Games, вспоминает, что раньше у него было очень строгое определение того, что такое видеоигра: для нее нужны состояния победы и поражения, развитие навыков, четкий набор правил и многое другое. «После того, как моя годовалая дочь стала получать радость от игр, и сама стала придумывать свои простые игры, я выбросил свое предыдущее определение и заменил его очень простым: игра — это интерактивный опыт, над которым у вас есть определенный уровень контроля, реакция на каждое действие, которое вы можете предпринять как игрок, и вы можете извлечь из этого любое удовольствие или эмоцию. Я бы счел что-то такое игрой. Итак, пробиваете ли вы свой путь сквозь орды нежити, наслаждаясь временем с симулятор ходьбы или собираете все свои игрушки в ведро, чтобы снова их выкинуть, вы играете в игру. Что касается примеров того, что является игрой, а что нет, по моему определению, скорее меньше вещей, которые не попадает в категорию игр».

Дэвид Корлесс (David Corless), вице-президент по публикациям в nDreams, сказал: «Прежде всего, игра — это интерактивное развлечение. Это основное отличие от других форм развлечения (кино, телевидение, книги и так далее). Вы взаимодействуете с игрой (будь то перемещение 2D-блоков в Тетрисе или обитание в полностью захватывающем, устойчивом мире, таком как Fortnite), но вы не можете сделать это с другими формами развлечений, поскольку они написаны по сценарию, вы не можете изменить результат, финал. И возможно, в игре есть выбор — все, кто смотрит фильм, все смотрят один и тот же фильм, но вы не запрограммированы на то, чтобы играть в игру так же, как все остальные, вы можете нажимать влево вместо вправо, или X вместо Y. Речь идет о взаимодействии так, как вы считаете нужным, в рамках игры, в которую вы играете».

А Дом Форд (Dom Ford), научный сотрудник ИТ-университета Копенгагена, просто заявил: «Я знаю это, когда вижу».

Тобиас Копка (Tobias Kopka), руководитель отдела по работе с разработчиками в Reboot Develop, в конечном счете заявил, что на сегодняшний день «игра — это то, о чем согласны три юриста».

А что же такое игра для вас?

theory_game | Что есть игра в рамках разбирательства Apple и Epic Games.

#игры, #суды

21 мая 2021

Комментарии [113]